Как проводиться психотеарпия.

Кратко ответить на этот вопрос трудно, так как существует много различных форм  психотерапии. Основные элементы такого лечения  можно проиллюстрировать в общих чертах на  примере краткосрочной терапии, которая обычно проводится психиатром в течение нескольких  месяцев при оказании помощи больному, чьи  проблемы в основном связаны с межличностными взаимоотношениями.

После сбора полного психиатрического  анамнеза в первой фазе лечения психотерапевт  обсуждает с больным вопросы о том, на какие именно аспекты его проблем должно быть направлено лечение, какие цели при этом достижимы и  насколько продолжительным будет курс (как  правило, при краткосрочной терапии такого рода проводится от 5 до 20 сеансов — в зависимости от сложности проблем). Он также подчеркивает: пациенту помогут отыскать свое собственное  решение проблем; роль психотерапевта  заключается не в том, чтобы снабдить больного готовыми решениями, а в том, чтобы подвести его самого к их нахождению. Затем пациента просят рассказать об одной из проблем, выбранных для рассмотрения. Его побуждают приводить характерные примеры  событий, которые могут быть подробно  проанализированы с целью выяснить, как он думал, что чувствовал и как действовал в то время. В ходе такой беседы обычно используются различные «подсказки», а также другие приемы, по сути аналогичные применяемым при проведении  опроса . Для того чтобы  побудить больного рассуждать о своих трудностях вслух, психотерапевту не требуется много  говорить. Он подводит больного к эмоционально  болезненным темам, ненавязчиво убеждая его не

избегать их, рассматривать свою собственную роль в любых трудностях, причины которых  пациент видит в действиях других людей, а также стремиться выявить общие проблемы в том, что он описывает. Временами психотерапевт  помогает больному оглянуться на свою жизнь, чтобы обнаружить источники нынешних форм  поведения, просит больного подумать, присущи ли ему до сих пор формы поведения, имевшие ранее  определенную цель, а теперь уже бесцельные.  Наконец, он поощряет больного к рассмотрению альтернативного образа мышления и более  приемлемой модели поведения в затруднительных ситуациях. В процессе лечения психотерапевт уделяет  невербальному поведению больного не меньше внимания, чем его словам, так как расхождения между ними часто указывают на проблемы,  которые не выражены прямо. Он также следит за возможным появлением признаков,  свидетельствующих о чрезмерной эмоциональной  привязанности к психотерапевту. Если есть основания предполагать, что такая привязанность  сформировалась, этот вопрос обсуждается с пациентом. Наряду с этим психотерапевт должен постоянно контролировать свои собственные эмоциональные реакции по отношению к больному,  убеждаясь в том, что не вовлечен чрезмерно в проблемы пациента и в то же время не ощущает к нему неприязни. Если психотерапевт обнаруживает, что испытывает подобные чувства, он должен попытаться выяснить, почему это происходит, при необходимости обсудив ситуацию с  коллегой. В средней фазе лечения больной продолжает говорить о проблемах, которые выделил в  начале, и анализирует текущие примеры. Психотерапевт указывает на любые повторяющиеся формы поведения и соотносит их с рассказом больного о его детстве. Он также комментирует  эмоциональные реакции больного во время беседы. По мере того как лечение подходит к концу, больной должен чувствовать, что он лучше  понимает очерченные в начальной фазе при все более проникаться уверенностью в том, что способен справиться с ними самостоятельно. На этой стадии больной уже не должен ощущать чрезмерной зависимости от психотерапевта, но все же во многих случаях целесообразно  облегчить для пациента расставание, назначив на  последующий период несколько встреч с  интервалом  два-три месяца. Методики, используемые при других формах психотерапии, отличаются от этой основной  методики в нескольких отношениях. Во-первых, многие долгосрочные виды терапии начинаются, казалось бы, бессистемно: больного просто  просят говорить обо всем, что ему приходит в  голову, в расчете на то, что прюблемы пациента и цели лечения выяснятся позднее. Во-вторых,  типы терапии различаются по количеству и  характеру объяснений, предлагаемых  психотерапевтом. В случае только что описанной простой терапии объяснение опирается, как правило, на здравый смысл. При более интенсивных методах оно строится на базе какой-либо теории  психологического развития, например на основе  психоанализа. Чаще всего формулировки,  базирующиеся на теоретических схемах, не даются больному in toto (в целом), а преподносятся по частям, в форме комментариев об источниках его поведения и ощущений, по мере того как они постепенно выясняются в процессе  собеседований. (Эти комментарии представляют собой  одну из форм интерпретации). В-третьих, виды  терапии различаются по степени внимания к аспектам, не относящимся к повседневному  опыту. При некоторых методах лечения фантазии больного (в форме рассказов о сновидениях,  рисунков) широко используются для того, чтобы побудить его к раскрытию переживаний собственной личности, о которых он ранее и не  подозревал. В-четвертых, формы терапии  различаются по степени, в которой отношения между больным и психотерапевтом поощряются к  развитию переноса, что затем может быть  использовано с целью помочь больному глубже познать его собственные чувства и реакции.